События в Сирии
Сирия Статьи

Истинная суть армии Асада

Серьёзные западные аналитики, да и немногие из чистоплотных российских журналистов уже давно не используют такое пропагандистское клише как «сирийский народ, противостоящий террористическому интернационалу». Однако бесчисленные клоны унылых кремлёвских пропагандистов настолько замусорили русскоязычное информационное поле своим извращенным пониманием «сирийской народности», что мы решили сделать небольшой обзор того, кто на самом деле поддерживает режим Асада в Сирии.

Для этого мы встретились с некоторыми военными амирами и сотрудниками службы безопасности муджахидов, а также получили возможность побеседовать с пленными шиитскими наёмниками. Также в своём исследовании мы пользовались некоторыми историческими и аналитическими работами.

Вот небольшой итог наших изысканий.

Начнем с того, что алавиты, представителями которых является узурпировавший власть в Сирии клан Асадов, являются религиозным меньшинством в этой стране. Мало того, религиозным меньшинством, которое, дорвавшись до власти, подвергало суннитское большинство чудовищному гнёту. Называть их «сирийским народом» лишь на том основании, что их представители оказались на ведущих политических и военных постах в стране, — это уже само по себе абсурдно, если же прибавить к этому историю проасадовских формирований за годы Сирийской революции, то нелепость подобного рода заявлений станет еще более очевидной.

В самом начале войны массовое дезертирство бесповоротно подорвало боеспособность большинства дивизий Сирийской арабской армии (САА). Всех боеспособных соединений САА оказалось недостаточно не только для наступательных действий, но даже для обороны. В такой ситуации Асад был вынужден позволить любым лояльным ему группам, партиям и общественным движениям создавать собственные вооруженные группировки. За счет формирования большого количества военизированных структур различного происхождения, которые взяли на себя местные партийные ячейки БААС, крупные бизнесмены, связанные с режимом Асада, преступные сообщества, а также выпущенные из тюрем маньяки и убийцы, на протяжении 2012 г. была частично решена проблема комплектования вооруженных сил. Их удалось усилить пехотными подразделениями, которыми стали эти военизированные иррегулярные формирования. Их называли обобщенным наименованием «Шабиха». Начиная с 2012 г., Шабиха появились во всех регионах Сирии, подконтрольных режиму. Многие эти отряды обрели дурную славу, совершая многочисленные преступлениями против гражданского населения.

На следующей стадии военного конфликта режим попытался реформировать эти разношёрстные формирования, придав им более или менее единое устройство. Так в 2013 г. возникли «Национальные силы обороны». В формировании этих подразделений приняли участие иранские военные советники, которые в качестве образца предложили структуру и программу обучения «Басидж» — иранской военизированной милиции. Иранские инструкторы принимали активное участие в обучении молодых добровольцев, которых в то время ещё хватало в прибрежных районах Сирии, занимаясь с ними как на сирийской территории, так и в самом Иране, где была организована широкая сеть тренировочных комплексов. В дальнейшем иранское влияние на эту структуру только нарастало, так что в настоящий момент даже асадовские офицеры говорят о том, что «Национальные силы обороны» стали по сути сирийскими наёмниками Ирана.

И вот на роли Ирана мы остановимся подробнее. Начнем с того, что когда произошла шиитская революция в Иране, он оказался в изоляции и стал искать союзников. Других шиитских государств не было. И тут вспомнили про алавитов, захвативших власть в Сирии, которые во второй половине 20-го века неоднократно пытались добиться того, чтобы их признали ветвью шиизма. Вот тогда-то Хомейни и заявил, что он готов признать алавитов шиитами. И официально было объявлено, что алавиты — это шииты, хотя далеко не все улемы, даже шиитские, могли с этим согласиться, настолько было очевидно, что религиозные практики алавитов далеки даже от шиизма. И Сирия стала союзником Ирана, что с одной стороны вызвало возмущение ее суннитского большинства, а с другой — большие сомнения у многих серьёзных шиитов, считающих алавитов вероотступниками и многобожниками. В дальнейшем именно через территорию Сирии Иран осуществлял снабжение ливанской «Хезболлы». Так что неудивительно, что с самых первых дней конфликта в Сирии к нему было приковано пристальное внимание высшего иранского руководства. Еще весной 2011 года, когда масштабные боевые действия еще не начались, в Дамаске неоднократно появлялся командир сил «Аль-Кудс» Корпуса стражей так называемой «исламской» революции Касем Сулеймани, миссией которого была разработка стратегии подавления антиправительственных выступлений. Бывший сирийский премьер-министр, бежавший из страны в 2012 году, заявил, что Сирия «оккупирована иранцами, и управляет страной не Асад, а Касем Сулеймани».

В 2013 г., когда стало понятно, что сирийская арабская армия даже с помощью национальных сил обороны не в состоянии переломить ход войны, в Сирию хлынул поток иностранных боевиков различных шиитских организаций из разных стран. Наиболее известна среди них ливанская «Хезболла». Один из попавших в плен асадовских офицеров безопасности рассказывал, что везде, где есть «Хезболла», командование находится в их руках, любые действия должны быть согласованы с ними.

Множество шиитских боевиков входит в многочисленные иракские группы, такие как «Лива аль-Зульфикар» и «Лива Асадуллах аль-Галиб», возникшие на фундаменте «Лива Абу Фадль аль-Аббас», и в конгломерат иракских шиитских группировок, связанных с «Асаиб Ахль аль-Хакк». Здесь следует отметить, что иракцы составляли около половины асадитской орды, осаждавшей Алеппо. Причём иракские группировки снимали своих людей с фронта в Мосуле, — и это перед началом наступления на столицу лже-халифата в Ираке! — чтобы отправить их в Сирию. Причиной такой передислокации, со слов самих лидеров иракских шиитских группировок, стало то, что иракское правительство попыталось ограничить их активность, придя в ужас от тех зверств, которые эти банды чинили на захваченных ими суннитских территориях.

Перечислять остальные шиитские группировки из Ирака не представляется целесообразным в виду их многочисленности.

Особняком стоят бригады, созданные Ираном из шиитов Афганистана и Пакистана. На сегодняшний день в Иране насчитывается несколько миллионов беженцев из числа афганцев и пакистанцев, преимущественно это афганские и пакистанские хазарейцы-шииты. Вот среди них так называемый КСИР и вербует людей для войны в Сирии. Они образовывают две бригады: «Фатимиюн» с афганским «наполнением», и «Зайнабиюн» — с пакистанским.

Ну и разумеется, нельзя забывать про элиту шиитского сброда — многочисленных иранских военных советников, инструкторов так называемого КСИР, и его спецподразделение «Аль-Кудс» во главе с генералом Касемом Сулеймани. Помимо этого, в апреле 2016 г. иранский генерал Али Арастех рассказал, что Иран отправил в Сирию подразделения 65-ой военно-воздушной бригады специального назначения из состава Министерства обороны Ирана.

Шиитские группировки в течение всей сирийской войны являлись, возможно, самыми боеспособными подразделениями среди проправительственных сил. Связано это с тем, что у ряда бойцов присутствовал иракский или ливанский опыт боевых действий, а также с высоким идеологическим уровнем мотивации — вербовка шиитских добровольцев происходит как под лозунгом максимальной экспансии шиизма (они называют это «экспортом исламской революции»), так и под лозунгом защиты шиитских святынь (например мечети внучки Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, Зайнаб в Дамаске).

А теперь посмотрите на происходящее через призму статистики: шиитов-иснаашаритов (иснаашаризм — это ветвь шиизма, господствующая в Иране, соответственно иснаашаризм исповедуют и подконтрольные Ирану группировки) на территории Сирии по разным данным от 0,5 % до 3 % (по самым завышенным подсчетам). Разве можно с учетом таких цифр назвать нашествие в Сирию шиитских орд иначе, чем шиитской оккупацией?

Вступление русских в войну вообще иначе как интервенцией назвать сложно. Мотивы этой интервенции, кстати, весьма расплывчаты, но некоторые аналитики обратили внимание на то, что решение о начале наземной операции в Сирии было принято после визита в Россию уже неоднократно упомянутого иранского генерала Касема Сулеймани. Но русские — это вообще предмет отдельного разговора.

В дополнение к многочисленным шиитским группировкам, активность в Сирии проявили также различные политические группировки. На стороне Асада воюют ливанские баасисты, а также Арабская националистическая гвардия, панарабская военизированная организация, в которой состоят бойцы с Ближнего Востока и из Северной Африки.

Засветились в Сирии и совсем уж экзотические группировки, например греческая организация под названием «Черная лилия», придерживающаяся нацистской философии. Вообще режим Асада поддерживают многие крайние правые группировки, например существует Европейский фронт солидарности с Сирией, который выполняет в Сирии небоевую миссию.

Иностранное проасадовское присутствие в Сирии продолжает нарастать, и это при том, что даже те группы сирийского населения, алавиты например, которые в начале войны безоговорочно поддерживали диктатора, сегодня разочаровались в режиме и устали от войны. Среди простых людей ходят разговоры о том, что молодёжь бедных слоёв населения отправляют на бойню, чтобы поддерживать коррупцию, на вершине которой сидит Асад. Пленные асадиты и перебежчики рассказывают о рейдах, которые силы безопасности проводят в населенных пунктах для принудительной мобилизации. Люди массово прячут молодёжь от призыва в глухих селениях. Официальный Дамаск ввёл тариф на освобождение от призыва — 10 тысяч долларов, и эти деньги по всей видимости будут идти на привлечение и обеспечение наёмников.

Также пленные рассказывают о засилье иностранцев, о том, что самих сирийцев используют как дешевое пушечное мясо. Недовольство нарастает и среди офицерского состава, участились случаи разборок между сирийскими и иностранными проасадовскими группировками.

Можно с уверенностью утверждать что на данный момент подавляющее большинство среди тех, кто сражается за режим Асада, составляют иностранные наёмники, преимущественно шииты. По некоторым данным сирийцы в проасадовских формированиях не составляют даже трети, и большинство из них, к тому же, находится под прямым управлением Ирана.

Мало того, наблюдается стойкая тенденция к дальнейшему увеличению количества иностранных наёмников и уменьшению количества сирийцев в рядах асадитов.

Исходя из всего вышеизложенного можно сделать вывод о том, что называть проасадовских боевиков сирийской армией уже давно неактуально. Более уместно название — армия проасадовских наёмников.

Голос Шама

Похожие новости

СБУ раскрыла личности 50 наемников ЧВК Вагнера, уничтоженных в Сирии — фото

admin

Турция продолжит операции в Сирии

admin

40000+ беженцев будут жить в Фуа & Кафарийя. 1000+ муджахидов (большинство из них #ХТШ) передислоцируются на другие фронтовые линии.

admin

Рады сообщить вам, что запустили сайт: www.MJazira.com

admin

Сводка событий за сегодня- 11.08.2018

admin

Авиаудары по Идлибу и Хаме продолжаются

admin

Оставить комментарий