Поступила помощь от «Аль-Хайрии» и других катарских благотворительных организаций. Получили помощь от канадских и многих европейских благотворительных организаций.

Кампании, в которых участвует народ, проводятся посредством интернета. Эти кампании также дали хорошие результаты.


 Противоречивые обвинения являются доказательством важности работы «Белых касок»

— Что Вы можете ответить на эти обвинения? 

— Против нас выдвигают не одно обвинение. Кто-то говорил, что мы — турецкая разведка. Кто-то обвинял нас в сотрудничестве с разведками Катара и Саудовской Аравии. Нас даже называли агентами американской разведки, обвиняли в связях с британской разведкой, «Моссад», ДЕАШ, «Джебхат ан-Нусрой». Все эти противоречивые обвинения являются доказательством того, что мы выполняем важную работу в Сирии. Девиз нашей работы, посвященной сирийскому народу: «Кто спасет одну жизнь — спасет целый мир».

— Говорят, что «Белые каски» созданы британским экспертом в области безопасности, бывшим офицером разведки. Что Вы можете сказать об этом? 

— Он не является одним из наших основателей. У «Белых касок» не было основателя вообще. Думаю, речь идет о Джеймсе Ле Мезурье, основателе Mayday Rescue. Эта организация — лишь одна из немногих, кто поддерживает «Белые каски».



Управление гражданской обороны («Белые каски») было создано в 2013 году. Mayday Rescue появилась в 2014 году. Джеймс является для нас лишь главой одной из организаций, оказывающих поддержку «Белым каскам». Иными словами, Ле Мезурье не является основателем «Белых касок».

Как я уже говорил, «Белые каски» созданы группой сирийской молодежи, и по сегодняшний день в наших рядах нет никого, кроме сирийцев.

— Какие отношения Вы поддерживаете со странами и организациями, оказывающими финансовую поддержку? 

— Наши отношения основаны на взаимном уважении. В этой связи никто не может предъявлять нам какие-либо условия. Вся деятельность организации основана на принципе справедливости и прозрачности.

Замешанных в коррупции привлекают к ответственности. В рамках организации действует правовой контроль. Соблюдаются специальные процедуры при получении финансовой помощи.

— Погибли 255 добровольцев из «Белых касок» 

— Есть ли погибшие среди Ваших добровольцев в ходе поисково-спасательных операций?

 С первого дня своей деятельности «Белые каски» спасли свыше 115 тысяч человек, потери в рядах «Белых касок» составили 255 человек.

— Известно ли число проведенных «Белыми касками» поисково-спасательных операций?



— По сегодняшний день добровольцы принимали участие во множестве операций, точное число назвать трудно. Ежемесячно мы проводим около четырех-пяти тысяч операций. Действует более одной тысячи групп. Таким образом, назвать точное число операций в Сирии невозможно.

— Какие задачи самые сложные? 

— Самыми сложными являются операции в тех местах, где было применено химоружие, так как «Белые каски» не обладают необходимым для этого оборудованием.


 «Белые каски» — очевидцы атак ВКС России и режима Асада

— «Белые каски» в третий раз номинированы на Нобелевскую премию мира. С другой стороны, режим Башара Асада и Россия обвиняют Вас в террористической деятельности. Что Вы можете об этом сказать? 

— Россия и режим Асада выступают с необоснованными обвинениями в адрес «Белых касок». Конечно же, на это есть ряд причин.

Главными очевидцами кровопролития и правонарушений в Сирии являются «Белые каски». Поэтому Россия делает все возможное, чтобы доказать невиновность сирийского режима. 28 октября 2017 года ООН распространила доклад о применении 4 апреля 2017 года в Хан-Шейхуне химического оружия.

После этого Россия пыталась воспрепятствовать расследованию о применении химоружия в Сирии, семь раз применила право вето в ООН.

Это, конечно же, говорит о том, что Россия пытается защитить силы, которые применяют в Сирии химоружие, нарушают права населения и предпринимают атаки на мирных жителей.

В это же время также предпринимались попытки очернить нас, так как мы является очевидцами всех преступлений в Сирии, всех ударов ВКС Росии и режима Асада. В их числе — убийства в районах Этариб, Урум аль-Кубра в Алеппо, уничтожение больницы организации «Врачи без границ» в районе Маарат Аль-Нуман в Идлибе. Все это военные преступления, очевидцами которых мы являемся. Они должны ответить за совершенные преступления.

— «Белые каски» становятся мишенями режима Асада? 

— Да. К примеру, офис «Белых касок» в населенном пункте Хан-Шейхун становился мишенями атак семь раз. В результате этих атак погибли семь добровольцев, шесть человек получили ранения и до сих пор не могут работать. В прошлом году после химатаки на Хан-Шейхун бомбардировке подвергся наш офис в Кефер Зите, в результате чего погибли восемь добровольцев. Кроме того, добровольцы были атакованы и во время работы в Восточной Гуте. Добровольцы распространили не одно видео с доказательствами того, что «Белые каски» становятся мишенями подобных атак. Кроме того, ВКС России нанесли удары по офису «Белых касок» в городе Этариб, в результате чего погибли четыре добровольца. То есть «Белые каски» многократно подвергались бомбардировкам авиации режима Асада и ВКС России.


Россия хочет оспорить доказательства

— Режим Асада утверждает, что «Белые каски» смонтировали некоторые видео, и в действительности никакой химатаки не было. Эти видео являются монтажом? 

— Нет. «Белые каски» не публикуют видео- и фотоматериалы кровопролития со всеми деталями, потому что они содержат важные доказательства. Мы публикуем только часть материалов, распространяем исключительно фотографии и небольшие видео. Мы направляем подробные материалы в соответствующие международные экспертные комиссии, проводящие расследование этих массовых убийств, чтобы их использовали в качестве доказательств преступлений. Международные экспертные комиссии не считают доказательствами преступлений видеоматериалы, размещенные в социальных сетях.



— «Белые каски» готовят доклады о преступлениях режима Асада? 

— Честно говоря, юридические доклады мы не готовим, а только рассказываем о преступлениях. Затем международные следственные комиссии инициируют судебное расследование. Мы передаем этим комиссиям показания наших добровольцев, которые были свидетелями этих преступлений.

— Россия обвинила «Белые каски» в связях с террористами ИГИЛ и «Фронта аль-Нусра». Как Вы это прокомментируете? 

— «Белые каски» работают во многих регионах и сотрудничают с турецкими организациями. Как я уже говорил, Россия старается покончить с «Белыми касками». Таким образом, Россия хочет опровергнуть и оспорить все доказательства и свидетельства, которые мы представили в международные следственные комиссии по вопросам массовых убийств и нарушений.


Силы, располагающие химоружием в Сирии, очевидны

— Как Вы прокомментируете утверждения о том, что «Белые каски» могут предпринять химатаку с использованием хлористого газа в Джиср эш-Шугуре и обвинить в этом режим Асада? 

— «Белые каски» по определению не могут применить химоружие, в том числе газообразный хлор. Все знают о том, кто применяет химоружие в Сирии. Есть доклады, где открыто говорится об этом. У кого есть хлор? У режима Асада! Силы режима Асада применяют бочковые бомбы. Кто применяет газ зарин? Конечно же, режим Асада! Газ зарин в Сирии есть только у режима Асада. Только силы режима могут использовать его. Но «Белые каски», Турцию, а иногда и Великобританию обвиняют в применении химоружия. А иногда в химатаках обвиняют экстремистские группировки. Все эти обвинения являются необоснованными.



«Белые каски» не примут помощи от Израиля

— Израиль финансирует «Белые каски»? Часть добровольцев из «Белых касок» попала в Европу через территорию Израиля? Как это произошло? 

— «Белые каски» категорически не станут принимать финансовую помощь от Израиля. Мы считаем Израиль страной-оккупантом. Добровольцев эвакуировали не через территорию Израиля. При посредничестве ООН они перешли в Иорданию через оккупированные Израилем Голанские высоты, а оттуда поедут в другие страны.

— «Белые каски» имели общий офис в Идлибе с группировкой «Хайят Тахрир аль-Шам»? 

— Категорически нет. Такого никогда не было. Наши офисы в регионе посещали делегации многих турецких и европейских информационных агентств, представители международных и турецких СМИ. У нас есть свои отдельные и обособленные от других группировок офисы. У «Белых касок» есть свое оборудование и техника, и в этой связи нам нужны отдельные офисы.


«Белые каски» — не сторонники какой-либо военной или политической группы

— Какие у «Белых касок» дисциплинарные правила? 

— Есть определенные условия участия в деятельности организации, а также определенные правила поведения. Возраст претендентов должен быть в пределах 18-30 лет. Претендент должен быть достойным человеком, и окружающие должны отзываться о нем хорошо. Он не должен быть участником какой-либо военной группировки, состоять в политической партии, должен иметь гражданство Сирии или соответствующий документ, равноценный сирийскому гражданству. К примеру, в числе добровольцев есть палестинцы. У них есть документ, который позволяет им работать с нами.

— Если кто-то нарушает правила дисциплины, «Белые каски» прекращают с ним сотрудничать? 

— Да, конечно. Если кто-то нарушает правила, организация прекращает с ним сотрудничать. Участие в деятельности «Белых касок» предполагает оказание помощи всем слоям населения Сирии, независимо от этнической, религиозной принадлежности и политических взглядов.



— Как и на какие цели используют «Белые каски» полученные финансовые средства? 

— Каждый год мы ведем соответствующую работу. Планируем бюджет, необходимый для покрытия расходов. Бюджет охватывает расходы на поисково-спасательные работы, тушение пожаров, ремонт машин скорой помощи. Кроме того, сюда же входят средства, которые выделяются добровольцам на содержание семей. Также, планируя бюджет, мы учитываем средства, необходимые для закупки новых пожарных машин и машин скорой помощи. Каждый год закупаем много инструментов для починки оборудования.


Цель «Белых касок» — служение сирийскому народу

— Сирийский народ очень любит «Белые каски». Можете вкратце рассказать о своей работе? Расскажите о работах в Африне. 

— Это — спасение раненых и извлечение тел погибших из-под завалов, тушение пожаров, оказание первой медицинской помощи, программы социальной ответственности, организация программ, в ходе которых людям объясняют, что делать до, во время и после атак. Работаем для того, чтобы нормализовать жизнь, решаем проблемы с электро- и водоснабжением. Восстанавливаем дороги. После операции «Оливковая ветвь» люди начали возвращаться в свои дома. Стало понятно, что люди нуждаются в помощи Управления гражданской обороны. Мы направили в регион четыре группы добровольцев. Работаем там в координации с Управлением по предотвращению и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций при правительстве Турции (AFAD) и Турецким Обществом Красного Полумесяца. Оказали помощь и сирийцам в лагерях для беженцев. Доставили воду и продовольствие.

— Каковы Ваши планы на будущее? 

— У «Белых касок» всегда есть планы, и мы их постоянно обновляем. Три года назад мы задались целью стать организацией, которая оказывает помощь всему сирийскому народу. Это все еще остается нашей главной целью. Но на данный момент мы видим, что политическая ситуация в Сирии меняется. Честно говоря, трудно предположить, как будет развиваться ситуация. Главной целью является создать Управление гражданской обороны Сирии, которое будет оказывать помощь всему сирийскому народу.



— Как Вы оцениваете договоренности по Идлибу, являясь правозащитником и главой «Белых касок»? 

— По моему мнению, соглашение между Россией и Турцией является большой победой турецкой дипломатии. Турция достигла успехов в защите жизней гражданских лиц в Идлибе благодаря этим серьезным усилиям. Это действительно большой успех. Спасение миллионов человек от депортации, убийств или атак — большой успех. Идлиб действительно находился на грани гуманитарного кризиса. Нам удалось пережить этот трудный период. Сейчас надо думать о сирийцах, которые были выселены из своих сел. Надо защитить тех, кто прибыл из Хомса и Гуты. Верим в то, что Турция защитит сирийцев и на своей территории, и в Сирии. Турция обеспечивает защиту и четырех миллионов сирийцев на севере Сирии.

— Как относится сирийский народ к «Белым каскам»? 

— Управление гражданской обороны стало надеждой для сирийского народа. В 2015 году мы провели опрос. На вопрос о том, кто окажет помощь людям в случае необходимости, 80 процентов респондентов ответили: «Друзья или соседи», остальные 20 процентов назвали Управление гражданской обороны. В 2017 году тот же вопрос задали другой группе. 85 процентов респондентов ответили: «Белые каски». Честно говоря, это большое достижение для нас. Я говорил об этом и ранее: главный успех «Белых касок» заключается не в том, что они спасли 115 тысяч мирных жителей, а в том, что они вселяют надежду в людей, отчаявшихся в условиях войны.


«Белые каски» спасают людей, невзирая на религиозную принадлежность

— «Белые каски» помогают этническим меньшинствам в Идлибе? 

— «Белые каски» помогают всем сирийцам. Мы не разделяем людей по этнической, политической или религиозной принадлежности. Никто не спросит у раненого, которого извлекают из-под завалов, кто он по национальности. Это невозможно и в то же время уму непостижимо. К примеру, «Белые каски» проводят реставрацию и ремонтные работы во всех регионах. Около полутора месяцев назад мы отреставрировали церковь в Джиср-эш-Шугре. Христиане смогли спокойно проводить там свои службы.

Сирия Сегодня