События в Сирии
  • Главная
  • Интервью
  • Дали небольшое интервью английской журналистке, которая пишет о Сирии, в том числе и о русскоговорящих мухаджирах
Интервью

Дали небольшое интервью английской журналистке, которая пишет о Сирии, в том числе и о русскоговорящих мухаджирах

Ниже мое интервью с представителем русскоязычной группы медиа-активистов Muhammad Jazira, которая базируется на севере Сирии, и ежедневно сообщает о событиях в Сирии в Твиттере, Фейсбуке и Телеграме.

Один из первых: Сирийский медиа-активист Абделнасер Абу Джамал, убит в Даръа 2013 г.

Медиа активисты и гражданские журналисты продолжают играть важную роль в сирийском конфликте, как это и было с самого его начала. Американские исследователи Мелисса Уолл и Сакар аль-Дажед назвали феномен сирийски х гражданских журналистов «мерцающим новостным окружением («pop-up news ecology»)… принципиально новым являением, оппозиционным по отношению к традиционной системе новостей и побуждающим гражданских журналистов к использованию социальных сетей для более объективного освещения конфликта»

За последние 18 месяцев в Сирии появился ещё один схожий феномен: независимые, русскоговорящие (есть и узбекскоговорящие) медиа-активисты.

Хотя у многих групп русскоговорящих муджахидов в Сирии с самого начала их присуствия там имелось медиа-крыло, их роль отличалась от той, которую ныне выполняют новые медиа-активисты: они сообщают про события в Сирии на русском языке, обращаясь к русскоговорящей аудитории, будучи не связаными ни с одной группой, в отличие от их предшественников. Но кто же эти люди, и зачем они приехали в Сирию, чтобы информировать общественность о происходящем на этой войне? Рассматривают ли они свою деятельность как джихад, в широком смысле этого слова? И если да, то как они видят в нём себя?

Я задала эти и другие вопросы Muhammad Jazira и ответы мне показались весьма интересными. Дополнительно вы можете оценить их деятельность на сайте MJazira.com и на телеграмм-канале или в Твиттере

 

— Почему Вы решили стать медиа-активистом в Сирии?

بسم ا الرحمن الرحيم

Сегодня к Сирии обращено пристальное внимание практически всех ключевых государств мира, и почти каждое из этих государств ищет тут собственную выгоду. Какие-то интересы лежат на поверхности, как, например, контроль над месторождениями и создание зон влияния; какие- то — не столь очевидны. Конечно же, СМИ каждого из государств подаёт информацию в таком ключе, чтобы скрыть истинные мотивы военных действий за какими-либо благовидными предлогами.

На сегодняшний день самым востребованным из таких предлогов является борьба с так называемым «международным терроризмом». Этой борьбой сегодня можно оправдать любые злодеяния и любое количество жертв. Некоторые СМИ, освещая происходящие в Сирии события, ограничиваются расстановкой необходимых им акцентов; другие же — прибегают к откровенной и бессовестной лжи, изображая чёрное белым и наоборот.

Поэтому, на наш взгляд, люди, находящиеся здесь, знающие ситуацию изнутри и имеющие возможность вести медийную работу, должны стремиться к тому, чтобы противопоставить всем этим потокам лжи правдивую и своевременную информацию. Особенно актуально доносить достоверную информацию до русскоязычной аудитории, поскольку самая запредельная ложь о событиях в Сирии звучит именно на русском языке. Таким образом, мы начали эту работу, желая дать правдивую картину сегодняшней Сирии, картину героической борьбы сирийского народа, его стойкости и его страданий. И если различные государства используют сегодня в своих интересах ложь и полуправду о событиях на сирийской земле, то интересам сирийского народа отвечает именно правдивое освещение событий.

— Какова цель Вашей работы в Сирии?

Наша цель — давать правдивую и беспристрастную информацию о том, что происходит сегодня в Сирии, и разоблачать ту ложь, которая в огромных количествах распространяется о сирийских событиях. Кроме того, мы хотим, чтобы люди смогли взглянуть на сегодняшнюю Сирию глазами самих сирийцев — восставших против тирана и взваливших на свои плечи бремя войны, оплакивающих своих детей и пытающихся налаживать мирную жизнь на освобождённых территориях. Поэтому при сборе информации мы во многом опираемся на сирийских корреспондентов и медиа-активистов.

— Вы независимый медиа-активист или аффилированы с каким-либо джамаатом?

Практически у каждого джамаата есть информационное крыло, занимающееся преимущественно освещением деятельности этого джамаата и обнародованием официальных заявлений его руководства. Мы же стараемся выстраивать общую картину событий в Сирии. Нас никто не спонсирует, мы ни у кого не проходим цензуру, нам никто не указывает, что публиковать и о чём умалчивать. Бывает, что нам дают советы; некоторые из них мы принимаем, а некоторые нет. Мы, разумеется, тоже публикуем важные заявления различных джамаатов, и рассказываем о тех или иных проводимых ими операциях, но руководствуемся при этом соображениями объективности, стараясь избегать оценок и афиширования собственных пристрастий.

— Воспринимаете ли вы вашу работу как джихад?

К сожалению, сегодня у массовой аудитории существует искажённое понимание слова «джихад». Обыватель считает его синонимом слова «терроризм» и услышав его сразу настраивается на негативное восприятие. Мы планируем в ближайшее время написать о некоторых аспектах шариатской терминологии, чтобы показать, что слова «муджахид», «джихад» и др. ошибочно воспринимаются широкой публикой в плохом свете — и главным образом по причине того, что СМИ намеренно исказили их смысл. Если же вернуться к значению слова «джихад» — усердие, приложение усилий — и принять во внимание то, что одним из видов джихада является джихад словом, то есть призыв к истине и разоблачение лжи во всех её проявлениях, то мы ответим: да, мы воспринимаем свою работу как джихад — джихад словом, джихад пером.

— По данным международного агентства по оказанию помощи «Врачи без границ», за последние два месяца более 60,000 сирийцев переехали в Идлиб из ранее осажденных районов страны. Какова ситуация сейчас в Идлибе для мирных сирийцев?

Как вы и говорите, это количество сирийцев, подвергнутых насильственной депортации лишь за последние два месяца. На днях региональный координатор ООН по сирийскому кризису сообщил, что с начала 2018 года зафиксировано перемещение 920 тысяч граждан Сирии, по сути ставших беженцами. Конечно же, при таком потоке людей, лишившихся жилья, имущества, зачастую не имеющих даже предметов первой необходимости, уровень жизни не может быть удовлетворительным.

Возможно, о гуманитарной катастрофе говорить преждевременно — от голода и холода люди пока не гибнут, хвала Аллаху, но ситуация очень тяжёлая. По большей части люди живут в палаточных городках или в переоборудованных под общежития гражданских структурах, а в таких условиях жизнь не может быть нормальной. Конечно, людям помогают: помогает Турция, оказывают гуманитарную помощь некоторые другие страны, помогают военные джамааты — да-да, те самые, которые во всём мире объявлены террористическими, немаловажную роль в создании для людей сносных условий принимает Правительство спасения.

Необходимо сказать и о том, с каким состраданием и терпением относятся к беженцам жители провинции Идлиб. При мечетях и административных зданиях открыты пункты помощи, куда обычные люди приносят всё, чем могут поделиться: деньги, одежду, посуду, мебель. Общее горе сплотило народ, все помогают друг другу, чем могут.

Тот же координатор ООН сообщил, что, согласно прогнозам, внутренне перемещенными лицами в ближайшем будущем станут ещё 2,5 миллиона человек в дополнение к имеющимся.

— 14 апреля 2018г, США, Франция и Великобритания нанесли авиаудары по территории Сирии, против несколько военных объектов в связи с химической атакой 7 апреля в городе Дума. Каково Ваше мнение об этих авиаударах?

Эти удары являются не более чем пусканием пыли в глаза. Если мы посмотрим на то, что предшествовало «карательным ударам дядюшки Сэма и партнёров», то увидим годы беспощадных убийств Россией, Ираном и Асадом — да и самой Коалицией, не забывайте хотя бы про тысячи мирных жителей Ракки! — ни в чем не повинных людей глубинными, кассетными, зажигательными и всеми остальными видами бомб. Получается, что, по мнению т.н. мирового сообщества, убивать людей тысячами чем попало — это нормально, но вот именно химическим оружием — это преступление? И только после этого к тебе плывет «дядя Сэм с умными ракетами», старательно предупреждает тебя о предстоящих бомбардировках, бьет себя в грудь, строя из себя хорошего полицейского, — хотя на самом деле и в глазах т.н. мирового сообщества, и в глазах Запада, Европы и тем более России жизнь мусульман ничего не стоит. И мусульмане всё больше и больше понимают это и приходят к выводу, что если они сами не сплотятся и не помогут себе на собственных землях, то никто из людей не станет им помогать.

— Каково мнение у местных сирийцев, с которыми Вам приходится общаться?

У сирийцев, живущих здесь, такое же мнение.

Тут люди не верят телевизору, не верят громким словам политиков, тут люди живут реальной жизнью. А реальность многолетней войны бывает до такой степени ужасной, что люди перестают верить пустым обещаниям, прислушиваться к лживым словам и сомневаться в том, что изо дня в день видят собственными глазами.

— С какими сложностями приходится сталкиваться медиа-активистам в Сирии?

Мы живём среди народа, против которого сегодня ведёт войну даже не столько преступный режим Асада, сколько орды шиитских наёмников под предводительством Ирана, поддерживаемые военной мощью России. Этот враг не знает жалости и не придерживается никаких гуманитарных норм. И мы разделяем с сирийским народом все трудности, опасности и беды, вытекающие из его жестокого противостояния с этим безжалостным врагом.

chechensinsyria.com

Похожие новости

Почему Кремль не любит «Белые Каски». Спасатели как очевидцы военных преступлений

admin

Предлагаем Вашему вниманию очень интересное интервью с Муслимом Шишани

admin

Malhama Tactical: «Мы [муджахиды] полностью готовы отразить любые атаки… Мы будем стоять до конца».

admin

Оставить комментарий